Маруся - Russian impressionism museum

Маруся, 1913

Елена Андреевна Киселёва

Холст, масло
135X100

    The Kramskoy Museum of Fine Arts in Voronezh

Имя Елены Андреевны Киселёвой долгое время оставалось неизвестным даже историкам искусства. История его обнаружения напрямую связана с портретом Маруся, который открывает экспозицию «Элегантный век». Данная работа была передана в Воронежский областной музей имени И.Н. Крамского в 1929 году матерью художницы Марией Эдуардовной Киселёвой. К тому времени Елена Андреевна уже жила в эмиграции в Сербии, куда переехала в 1920 году с возлюбленным Антоном Дмитриевичем Билимовичем и их маленьким сыном Арсением.

В 1960-е годы именно Маруся привлекла внимание Маргариты Ивановны Лунёвой (1925-2013), старшего научного сотрудника Воронежского областного художественного музея им. И.Н. Крамского, которая и начала поиски позабытой к тому времени Елены Андреевны Киселёвой. Поиски таинственной Елены Киселёвой привели Лунёву в фонды Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств, где обнаружилось письмо Елены Киселёвой к Илье Репину с обратным белградским адресом.

В 1967 году завязалась переписка, с каждым письмом из Белграда из неизвестности стали проступать черты портрета художницы Елены Киселёвой. В 1969 году Елена Киселёва передала в дар Воронежскому областному художественному музею более 30 работ. В родном городе художницы состоялись 4 персональные выставки.

Маруся – одна из лучших картин, созданная в Париже, где художница бывала неоднократно. Французская столица с её особой атмосферой постоянно манила Киселёву. Елена Андреевна неоднократно возвращалась туда в 1910, 1911 и 1913 годах. Портрет изображает сестру русского художника, чье имя, к сожалению, так и осталось неизвестным. При всей широте письма художница сумела добиться почти тактильной материальности изображения, найти баланс между целым и деталями, между гладкими и заполненными орнаментом плоскостями. В этой картине классически правильный академический рисунок соединился с яркой декоративностью, плавными линиями модерна и колористической свободой фовистов и художников группы «Наби».