Открытие Музея. Девочка с картины Шарля Адамяна - Новости - Музей русского импрессионизма
Новости

Открытие Музея. Девочка с картины Шарля Адамяна

11 мая

В экспозиции «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа» представлены 3 работы Шарля Адамяна. Две из них – те самые «фирменные» работы художника, которые и принесли ему признание и славу. «Женщина на берегу моря» - это очаровательная девушка в изящной французской шляпке словно на мгновение повернулась к художнику, и кажется, она вот-вот продолжит прогулку босиком по прибрежному песку. Когда эта работа впервые появилась в музее, даже в строгом, как операционная, хранилище музейных произведений живописи зазвучало едва слышное эхо прибоя и задорного смеха.  Второе «морское» произведение выставки - «На пляже», представляет собой портрет маленькой девочки на фоне моря. Эта работа написана живым, пастозным мазком и в полной мере передает очарование момента. Девочка весело улыбается, а ее косички весело раздувает морской бриз. Кто эта юная барышня? Почему эта работа не датирована? Кем она приходилась жизнелюбивому месье Адамяну?

Ответ на эти вопросы пришел с неожиданной стороны. Не секрет, что настоящая выставка не может состояться в полном смысле слова без каталога произведений, представленных на ней. Для публикации репродукций картин в каталоге необходимо не только разрешение непосредственных владельцев холста, красок и рамы, но и разрешение обладателей авторских прав, то есть людей, которым по сути принадлежит мысль художника. Обычно это потомки мастера, которых несложно найти.

Но не в случае Шарля Адамяна. Художник умер во Франции, и найти его семью в далеком краю замков и вина с первого захода Музею русского импрессионизма не удалось. Путаница с именами и фамилями тоже не добавляла поискам простоты – помимо имени, фамилия художница претерпела изменения в латинском написании, став из «Адамян» «Atamyan» и «Atamian» (о, этот прекрасный армянский язык, имеющий десятки диалектов, произношений и различных правил!). Случайно найденные люди с фамилией “Atamian” хоть и имели армянские корни, но увы, родственниками художника-мариниста не являлись. Армянские историки искусств разводили руками. Можно было бы обратиться в музей Орсэ, где хранятся полотна Адамяна, но, зная французскую бюрократию, было очевидно – информация о семье художника если и появится, то аккурат к закрытию выставки.

К счастью, сотруднику выставочного отдела Музея попалась на глаза статья о том, что в библиотеке Сен Жиль Круа де Ви прошла выставка, посвященная знаменитому художнику, жителю города – Шарлю Адамяну. Для фотографии, иллюстрировавшей заметку, позировала дама крайне почтенного возраста, однако, бодро указующая на стенд с датами жизни Адамяна. В подписи обнаружилось обнадеживающее имя: Madame Maud Bianchi-Atamian, а в тексте упоминалось, что это внучка художника. Стало понятно, что пожилая француженка – именно тот человек, который нужен музею для разрешения на публикацию ключевых работ выставки.

Связаться с далеким прибрежным городком, где живет чуть больше 7 тысяч жителей, оказалось непросто. По телефону, указанному в справочнике Сен Жиль Круа де Ви как номер мадам Бианки-Адамян, никто не отвечал и не перезванивал несмотря на сообщения автоответчика. В тот момент, когда безжизненный грассирующий голос ответил, что память заполнена, и больше сообщений оставить нельзя, перезвоните позднее, стало ясно – просто так до внучки художника не добраться.

По телефону в мэрии города растерянно ответили, что они ничем не могут помочь.  Оставалась библиотека. Как выяснилось, электронного адреса у нее нет, и все эти занимательные подробности – Москва, музей, выставка, армянские художники, Шарль Адамян, каталог, его внучка, ее разрешение на публикацию – придется объяснять по телефону.

Сотрудница библиотеки Сен Жиль Круа де Ви, крайне удивленная звонку из заснеженной Москвы, внимательно выслушала просьбу дать контакты мадам Бьянки-Атамян. После небольшой паузы (очевидно, необходимой для размышлений – не розыгрыш ли это и не звонок ли злоумышленников, наподобие нигерийских адвокатов) она согласилась передать информацию своему коллеге, который лично с ней знаком.

Спустя два дня томительного ожидания пришло письмо от месье Жана-Франсуа Рудье, сотрудника библиотеки Сен Жиль Круа де Ви, ответственного за выставочную деятельность. К счастью, господин Рудье согласился помочь Музею – благодаря его содействию информация о выставке дошла до Мод Бьянки-Атамян, и она любезно подписала разрешение на публикацию изображений (предварительно дав свое экспертное заключение, что работы подлинные и написаны ее знаменитым дедушкой). Помимо прочего, господин Рудье и мадам Бьянки-Атамян прислали музею в подарок каталог работ Шарля Адамяна, а также пригласили в гости к себе на побережье Атлантики, о чем сотрудники Музея еще долго вздыхали, наблюдая за московской метелью.

Уютный прибрежный городок, в котором Шарль Адамян был счастлив, жил и творил в гармонии с собой и с миром, и сегодня хранит память о художнике. Между Главным пляжем города и каналом Жоне располагается тихий зеленый проспект имени Шарля Атамяна, о чем свидетельствует мемориальная табличка. На этой улице и сегодня живет внучка художника. Несмотря на свои почтенные 94 года, она ведет активный образ жизни, участвует в жизни города и открывает выставки, посвященные Шарлю Адамяну.  

В малышке, играющей на морском побережье в далеких 1920-х, сложно узнать его внучку, даму преклонного возраста. Тем не менее, это действительно Мод Бьянки-Атамян. Сегодня в залах Музея русского импрессионизма висит этот портрет, соединяющий сквозь время и расстояние улыбчивого ребенка и пожилую француженку, холодную весеннюю Москву и солнечную французскую провинцию Вандея, зрителя и художника. Эти незримые нити хрупки и непостоянны, их главный враг – время и забытие. Для того, чтобы подобные связи укреплялись, сегодня из музея в Сен Жиль Круа де Ви отправляется посылка с каталогами выставки «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа».