Ж - Музей русского импрессионизма

Ж

Живопись

«Живопись по её прямому, непосредственному (без переводчика) воздействию на человека я считаю живой. А значит, она должна не создавать гладкую, как фотография или дверца у «мерседеса», поверхность, а нести живой, «человеческий» след руки художника. Так, например, импрессионисты, защищаясь от наступления фотографии, декларативно стали писать точками и небрежными мазками» 1.
«Живопись, помимо гениальности и тонкости её творцов, – это ещё и определённые приёмы, многие из которых берут начало в античном искусстве и используются по сей день» 2.
«Живопись – одна из мирных радостей нашей жизни и одно из самых сложных и изящных искусств. Она никогда не будет существовать по законам фотографии, плаката и рекламы, она не выдерживает тиража, на неё не могут влиять другие виды современного искусства. Живопись остаётся в чём-то ограниченной и консервативной, находящейся как бы в оппозиции ко всем новым технологиям» 3.
«Сегодня, когда изобразительное искусство становится всё больше не изобразительным, традиционное мастерство рисования и живописи оказалось вытеснено в замкнутое, изолированное пространство, а его проблемы превратились в узкоцеховые и маргинально- андеграундные, редко обсуждаемые в среде модных толкователей и искусствоведов из-за своей «неактуальности». Зрительские диалоги с плоскостью становятся проблематичнее из-за «расфокусации» глаза, потери интереса к чтению живописного изображения. Бытует мнение, что живопись перестала быть языком современного искусства, что у зрителя с нынешним модернистским сознанием нет инструментов для её чтения и почти не осталось критериев для её оценки (кроме таких, как «нравится – не нравится» или «современное – не современное»). Живопись не понимает не только новый зритель, но и представители contemporary art – его «жрецы» и их художники» 4.
«Сегодня, после века, прожитого в модернизме, и при полной потере зрителя, мы пребываем в новых условиях выживания. И надо сказать, что один из старейших видов искусств – живопись – как никогда за историю существования не был так близок к своей кончине, как сегодня. И никогда ещё живописи не приходилось так защищаться и оправдываться – теперь уже перед новым «прогрессом». Причём не так, как во времена импрессионизма или авангарда – за форму видения, – а просто за одно лишь только рисование» 5.
«Никогда ещё в истории художник так не сомневался и не спрашивал себя, зачем и для кого рисовать. И вообще, какой она – живопись – может быть сегодня, после модернизма, дадаизма, сюрреализма, разгула абстракции и концептуализма, когда упрощать в ней стало уже нечего и рисовальная культура прерывается? Каждое поколение художников разгадывало какую-то тайну искусства прошлого: Ренессанс искал в античности, романтики – в Ренессансе, Сезанн – в венецианцах XVI–XVIII веков... Но если они искали ответы на некие конкретные загадки в тонкостях профессионального мастерства, то мы находимся на таком уровне, что для нас загадка не в тонкостях, а уже просто в том, как же это у них изображено. Нам не до разборок трактовки сюжета и его смысла. Нас завораживает уже просто их изобразительный язык» 6.
«Блуждание его [художника] глаза-кисти и то, как исполнены все детали этой симфонии, как сделаны головы, фигуры, драпировки, фрукты, пейзаж – всё это и есть декларативный пафос живописи. В этом зрительном наслаждении, в радости от процесса превращения мира реального в мир изображённый – суть искусства живописи. Требования были одни и едины для всех, и эти ценности не оспаривались ни античностью, ни Ренессансом, ни позже – вплоть до XX века. Сегодня же в академиях Запада учат организовывать мышление, а задача рисования стоит на последнем месте. Будущие художники собирают информацию – кто, что и когда сделал. Искусство же является способом познания мира в специфических – но не во всех подряд – формах» 7.
«На технику и законы живописи не могут влиять представители современного искусства с филологическим, литературным или техническим образованием, и в этом смысле живопись остаётся узкопрофессиональной, закрытой. Конечно, все видят в живописи что-то своё, но для занятия ею этого мало. Поэтому в живописи должны сохраняться требования к специальным дисциплинам, схожие с академическими» 8.
«Предъявление к живописи требований прогресса – всего лишь суждение определённой группы современников. В отличие от науки, в искусстве прогресса нет, и нас волнует и трогает живопись самых разных эпох одновременно» 9.
«Ритм развития живописи – в медленном дыхании через ритуал частых повторений, где открытия крайне редки и возможны только через освоение предшествующего опыта и постоянную практику, где чувственность, экспрессия и рассудочность подолгу (как в семье) учатся жить и сосуществовать друг с другом» 10.

  1. «Послание в живопись», с. 63.
  2. «Послание в живопись», с. 8.
  3. «Послание в живопись», с. 123.
  4. «Послание в живопись», с. 7.
  5. «Послание в живопись», с. 9.
  6. «Послание в живопись», с. 9.
  7. «Послание в живопись», с. 54.
  8. «Послание в живопись», с. 87.
  9. «Послание в живопись», с. 118.
  10. «Послание в живопись», с. 123.