Художники - Музей русского импрессионизма
Коллекция

Николай Владимирович Мещерин

28.02.1864 - 22.10.1916

Грозный с виду, но лиричный, мягкий внутри. Окладистая борода с проседью, которая прибавляла Николаю Мещерину лет, никак не вязалась с его мягким, интеллигентным характером. Человек увлекающийся, образованный, знавший историю и теорию искусства, он коллекционировал не только картины других художников, но и собирал книги, был неравнодушен к «модным веяниям». Однажды приобрел граммофон. А уже через месяц в его коллекции было 70 пластинок! В письме Игорю Грабарю Мещерин шутил по этому поводу:

«Начинаю трусить: как бы не ограммофониться!»

Сын богатого купца, основателя Даниловской мануфактуры, с детства Николай Мещерин тянулся к прекрасному. Но отец противился увлечению сына живописью:

«Что ж это за профессия такая – художник?!»

Ослушаться отца было невозможно. И Николай поступил в Московскую практическую академию коммерческих наук. После смерти главы семейства шестнадцатилетнему Коле пришлось принять на себя управление всеми делами. Академию он так и не окончил. Когда дела пошли на лад, он передал все младшим братьям. А сам уединился в усадьбе Дугино.

Для Николая Мещерина наступило время поисков себя. Сначала – увлечение фотографией, затем – картины из сушёных трав и цветов… Наконец, в начале 1890-х он серьезно занялся живописью и стал брать частные уроки. Свои первые работы Николай Мещерин представил на выставке Московского товарищества художников в 1899 году. «Осинки со снегом» и «Дубок» заслужили положительные отзывы критиков.

А именье Дугино по популярности в среде художников скоро стали сравнивать со знаменитым мамонтовским Абрамцевым. Живописцы, случалось, жили здесь годами. Николай Мещерин развлекал гостей угощениями, пленэрами и охотой. Летом в Дугино приезжали братья Николая, их дети, родственники. Начинались детские игры, качели, купание, теннис. Но главное – все вместе собирались за самоваром:

« ...Человек 20 за столом – это норма, а бывает и 40...» – вспоминал о дугинских чаепитиях Игорь Грабарь.

Самовар стоял горячим на столе и днем, и ночью, когда его укутывали в ватные одеяла на случай, если гостям захочется еще раз выпить чайку. В теплые дни чаепития переносились на застекленную террасу. А когда бывало совсем жарко, накрывали художникам стол в липовой аллее.

«Левитан, быть может, не написал бы двух лучших своих картин с молодым месяцем, если бы за год перед тем, как за них приняться, не видел оба мотива уже в Дугине, среди этюдов Мещерина. Он долго изучал их, был ими захвачен: «Замечательный мотив. Никто сараев не писал, а следует. Ваш покорный слуга сейчас занят той же темой» – можно ли верить словам друга семьи Мещериных Игоря Грабаря? Все возможно!

Придя в живопись уже в зрелом возрасте, Николай Мещерин посвятил ей последние 16 лет жизни. И вошел в историю искусства как яркая личность и интересный художник. Не зря же на парижской выставке, устроенной Сергеем Дягилевым, рядом с полотнами Валентина Серова, Александра Бенуа, Михаила Врубеля, Игоря Грабаря и Константина Коровина висело пять пейзажей Николая Мещерина.