За вышиванием. Начало 1910-х - Музей русского импрессионизма

За вышиванием. Начало 1910-х

Николай Александрович Тархов

Холст, Масло
50.2X60.3

«Он застрял в Париже» – говорят о Николае Тархове современные искусствоведы. А мы добавляем: и покорил его!

Спустя всего два года после эмиграции парижская публика начала узнавать почерк Тархова. Манера наносить на холст краску длинными вертикальными и косыми мазками была присуща только ему.

«Тархова узнаешь в парижских салонах среди тысяч картин сразу», — писал Александр Бенуа. А Леон Бакст несколько язвительно называл живописный почерк мастера «тарховскими парижскими вермишелями».

Приглядимся к манере письма Тархова в портрете «За вышиванием». Как истинный импрессионист, Тархов мгновенно улавливает и прекрасно передает мимолетное движение модели. Мы видим, как едва оторвавшись от кропотливого занятия, дама заинтересованно смотрит в окно. Будто какой-то звук привлек ее, заставил поднять голову и на секунду прислушаться.

Кстати, из-за вот таких сдержанных красок, как на этой картине, Николаю Тархову не раз приходилось слышать от критиков упреки, мол, художник так и не избавился в своей живописи от света и цвета суровой русской природы. Впрочем, все эти колкие замечания не сказывались на популярности автора, нисколько не умаляли его успех. Более того, пока художник устраивал персональные выставки в Европе, в Советском Союзе его продолжали ценить, печатать и ставить в один ряд с Игорем Грабарем и Константином Юоном.