Музеи на карантине. От Москвы до Киото - Новости - Музей русского импрессионизма
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Размер шрифта
Цветовая схема
Изображение
Межбуквенный интервал
Межстрочный интервал
Шрифт
Новости

Музеи на карантине. От Москвы до Киото

12 мая

Мир на глазах меняется до неузнаваемости. Это затрагивает музеи, выставки, наших посетителей и лично нас. Сотрудники музеев – это люди, влюбленные в то, чем они занимаются. В «храмы культуры» они идут служить – искусству, людям, идеям разумного, доброго, вечного – а не зарабатывать деньги. Причем музейщики со всего мира всегда находят общий язык, это универсальный язык живописи, образов и историй. Этот проект – попытка понять, как будет развиваться наша сфера, как нам дальше жить, как помочь нашим посетителям и как не потерять с ними связь в это сложное время. Сотрудники Музея русского импрессионизма взяли интервью у своих коллег из разных музеев мира и узнали, как теперь строится их жизнь.  

 

Разговор специалиста выставочного отдела Ольги Юркиной с хранителем коллекции зарубежной живописи Латвийского национального художественного музея  Ксенией Рудзите.

 

Ольга Юркина, специалист выставочого отдела:

К сожалению, с Ксенией Рудзите я лично не знакома. Общаемся мы посредством телефонной связи и средств интернета. Ксения и ее коллеги очень помогают нам в работе над выставкой «Сергей Виноградов. Нарисованная жизнь», ведь поcледние 14 лет своей жизни Сергей Арсеньевич прожил в Риге. Одним из загаданных желаний на Новый год у меня была поездка в Ригу, в которой я еще ни разу не была. Надеюсь, в этом году это сбудется, и я увижу и прекрасный город, и Латвийский национальный художественный музей, и, надеюсь, встречусь с Ксенией и познакомлюсь уже лично. 

 

1) Для начала давайте вспомним нашу обычную жизнь. Как правило, я прихожу в офис одной из первых и сразу же наливаю себе чашку черного чая, без которой не мыслю начала рбочего дня. Это время в тишине и спокойствии позволяет еще раз обдумать ситуацию с проектом, наметить пути его дальнейшего развития. Затем проверяю почту и отвечаю на письма, совершаю необходимые звонки, обсуждаю насущные вопросы с координаторами выставок, ищу информацию о произведениях и художниках, работаю с редактором над текстами статей и информационных материалов, связываюсь с коллекционерами и другими музеями относительно предоставления работ на выставку и условий сотрудничества. Несколько раз в неделю я провожу экскурсии по временной выставке. И также периодические случаются выезды в архивы и библиотеки, которые могут занять весь день. 

 А как выглядел ваш рабочий день до карантина? 

Ксения:

Рабочий день строился согласно плану – ответы на письма, работа в фондах, дигитализация экспонатов, посещение библиотек и архивов, встречи, экскурсии, посещение выставок и лекций коллег, вечерами встречи с друзьями и родными, театры, кино. 

 

2) А как ваш день строится сейчас? 

Вот я утро начинаю с проверки почты и сообщений на телефоне. Во многом это определяет мою рабочую повестку на день. Если есть вопросы у руководителя или коллеги, то стараюсь своевременно ответить на них и предоставить необходимую информацию. Кроме того, было принято решение об осуществлении в этом году проекта, который изначально предполагалось реализовать через пару лет. Это заставило мобилизовать усилия, чтобы консолидировать имеющуюся информацию и оценить возможности по подготовке масштабного проекта в короткий срок. Одним из главных недостатков работы в период карантина оказалось отсутствие информации (не все нужные материалы имеются в электронном виде на сайтах библиотек и архивов) и невозможность непосредственного общения с коллегами, которые всегда могли помочь и с какими-то практическими вопросами, и подсказать новые идеи. А у вас? 

Ксения:

Я работаю дома – по возможности отвечаю на письма, готовлю каталог выставки, работаю над следующими проектами, подбираю визуальный материал для соц. сетей. 1-2 раза в неделю муж возит меня в новое музейное хранилище, где мы (в масках и соблюдая дистанцию) развешиваем привезенные ранее картины. Регулярно встречаемся отделом на видео-конференциях.  Многие сотрудники берут отпуска, в том числе и я.  

 

3) Скажите, а как работает ваш музей сейчас? Вы выходите в онлайн или готовите новые офлайн-проекты? 

Например, наш музей закрыт для посетителей и сотрудников. Но ведется активная работа в социальных сетях, в средствах массовой информации. Был записан ряд роликов, которые рассказывают о нашей актуальной выставке и постоянной экспозиции. И мы продолжаем работать над выставкой, которая должна открыться в ближайшее время, а также над проектом будущего года. 

Ксения: 

В Латвии тоже все музеи закрыты для посещения. Наш музей работает интенсивно – выходят тематические проекты для соц. сетей, делаем анонсы будущих выставок, видео-экскурсии текущих выставок и т.д. 

 

4) А как живет ваш город сейчас? Можете ли вы свободно перемещаться? 

У нас Москва на карантине, работают только самые необходимые службы, объекты, магазины. В городе очень пусто, и это вызывает очень странные чувства, потому что я привыкла к людной, шумной Москве. В настоящий момент я ограничиваю свои передвижения только походами в ближайший магазин. Это довольно трудно для меня, так как я привыкла много ходить пешком. Удалось посетить музей по разовому пропуску, чтобы встретиться с руководителем для обсуждения будущего проекта и воспользоваться библиотекой.  

А как поживает Рига? 

Ксения:

Центр Риги пустой, закрыты все публичные места, детские площадки и спортивные также. Можно перемещаться по 2 человека, в транспорте места огорожены, чтобы расстояние было между пассажирами 2 метра. Многие частные фирмы продолжают работать. В магазинах установлены дезинфекторы и часы для посещения групп риска. 

 

5) Представляю. В июле будет золотая свадьба у моих родителей – 50 лет совместной жизни. Должна была приехать из Европы моя сестра со семьей, мы собирались организовать для родителей путешествие, все вместе отметить это событие. А теперь мы не понимаем, когда сможем вместе увидеться, обнять друг друга. 

А как эта история затронула лично вас и вашу семью?

Ксения:

Мы с детьми и внуками почти не встречаемся, выставка моего мужа, которая должна была открыться в июне, переносится вперед, запланированные и оплаченные поездки, а также командировки отменены на неопределенное время.  

 

6) Поскорее бы это все кончилось, конечно. Я надеюсь, наш музей приобретет новых преданных почитателей, которые по каким-то причинам не бывали в музее раньше, но за время вынужденного перерыва успели узнать о нем и заинтересоваться им. Я мечтаю, чтобы я могла бы больше не бояться за здоровье и жизнь дорогих мне людей. Хочу просто пройтись по улицам родного города, увидеть знакомые лица, встретиться с друзьями. 

А о чем мечтаете лично вы? 

Ксения:

Я мечтаю, чтобы вирус перестал уносить жизни людей, и мир пришел в нормальное состояние.  

Мечтаю иметь возможность встречаться с внуками и свободно перемещаться по миру. 

Сообщество музея

Узнавайте первыми о событиях и специальных акциях музея!         Подписаться на рассылку