Фавориты куратора: Анастасия Винокурова — о 5 любимых произведениях с выставки «Увлечения» - Новости - Музей русского импрессионизма
Новости

Фавориты куратора: Анастасия Винокурова — о 5 любимых произведениях с выставки «Увлечения»

22 июня

1. Игорь Макаревич. «Буратино в чёрном квадрате» и «Космический круг Буратино». Из серии «Галерея Пиноккио» (начало серии 1997 год)

Художники-концептуалисты в поисках ответа на вопрос «Что такое искусство?» отодвигают эстетику на второй план. Их произведения — призыв поучаствовать в интеллектуальной игре. Поэтому объектами их творчества могут становиться любые предметы, явления и процессы. 

Классик московского концептуализма Игорь Макаревич внедряется в супрематическую систему живописи Малевича и наполняем её новым смыслом. Каким? 

На первый взгляд кажется, что Макаревич создал реплики картин, которые Малевич представил на выставке «Ноль-Десять» зимой 1915 года: «Черного круга» и знаменитого «Чёрного квадрата», который называют иконой русского авангарда.

Макаревич и вправду с точностью имитирует растрескавшуюся фактуру картины Малевича (тот менял свой замысел и переписывал «Квадрат» дважды, отсюда и сетка трещин-кракелюра) в своем «Чёрном квадрате». Но сквозь просветы просматривается фигурка Буратино — это любимый герой Макаревича. Завязший внутри выхолощенного супрематического пространства Буратино — символ маленького человека, вынужденного существовать в рамках абсурдной действительности.

2. Сергей Виноградов. «Испанская танцовщица (Отеро)». Эскиз

«В своем искусстве каскадной танцовщицы Отеро была талантлива, ярка, оригинальна, в красивейших костюмах, стройная, очень высокая, с волнующимися руками. Длинные точеные ноги в ином танце как-то стремительно наступали на зал, и, казалось, вот-вот она очутится со сцены в рядах кресел...», — так в своих воспоминаниях Сергей Виноградов описывает танцовщицу Каролину Отеро, бывшей символом Belle Époque. Помимо артистического дарования славу ей приносили романы с монаршими особами и частое появление на почтовых открытках того времени.

Она не раз оказывалась в России на гастролях. В 1988 году в Петербурге ее танец был снят на кинопленку оператором Феликсом Мегишем, сотрудником братьев Люмьер, демонстрировавшим их фильмы Николаю II. В наряде с соломенной шляпкой, очень похожем на тот, в котором Прекрасная Отеро плясала на записи Мегиша, ее и изобразил Сергей Виноградов. Художнику, к слову, случалось встречать Каролину Отеро в Монте-Карло, где та невозмутимо проигрывала целые состояния в казино.

3. Сергей Судейкин. «Натюрморт с фарфоровыми фигурками и блюдцем»

Натюрморт с фарфоровыми фигурками был одним из любимых жанров Сергея Судейкина. Героями его картин становились как мейсенские статуэтки дам и кавалеров в париках и костюмах по моде восемнадцатого столетия, так и более простые фигурки, близкие к традиции народной глиняной игрушки.

Натюрморт из коллекции Спивакова построен на контрасте живой и неживой природы. Посмотрите, насколько тяжелыми и монументальными выглядят эти статуэтки по сравнению с крошечной мухой, усевшейся на блюдце!  В данном натюрморте мы также видим игру масштабов. Маленькие для человека фарфоровые игрушки выглядят колоссами для крошечной мухи.

4. Павел Челищев. «Танцовщица с тамбурином» 

Существует легенда о том, что, когда Константину Коровину показали юношеские работы Павла Челищева, Константин Алексеевич ответил: «Мне нечему его учить, он уже художник». Основной сферой интересов Челищева была живопись, но среди его работ есть и театральные эскизы. На манеру их исполнения в том числе повлияли эксперименты с кубизмом, которые были характерны для художника в ранний период его творчества. 

«Женщина с тамбурином» – это эскиз костюма, выполненный в традициях кубофутуристической живописи. Элементы одежды – мягко-коричневые шаровары, такого же цвета накидка, пестрая, из ткани с цветочным орнаментом недлинная юбка, белый широкий пояс, завязанный на талии свободным узлом, развевающиеся косы трактованы мягкими, округлыми формами, образующими динамическую, вихреобразную композицию, как бы вписанную в полуовал.

5. Егор Остров. «Алтарный образ (по Пьеро делла Франческа)

«Классическая красота, звучащая сквозь помехи масс-медиа — это символ современной эпохи», — так охарактеризовал свое искусство Егор Остров. В основе творчества Егора Острова — диалог со старыми мастерами. На выставке представлены полотна по мотивам хрестоматийных произведений Пьероделла Франчески, Гуго ван дер Гуса и Ганса Мемлинга, певцов хрупкой красоты. Строгий лик Мадонны делла Мизерикордия или Мадонны Милосердия виден лишь при взгляде издали, но при ближайшем рассмотрении поверхность картин Егора Острова оказывается расчерченной многочисленными струящимися и вибрирующими линиями, которые художник генерирует при помощи компьютера и наносит на холст автомобильной краской по трафарету.