С - Музей русского импрессионизма

С

Сакральное

«Ценность сакрального предмета в полной, абсолютной, необсуждаемой самодостаточности — в том, что он есть, а не в том, какой он есть. Его «функционал» принципиально не имеет эстетического измерения, и в этом смысле эзотерический смысл сакрального предмета соотносится с утилитарной образностью объектов народного формотворчества — знаковых ингредиентов социальных ландшафтов: ларьков, будок, дачных вагончиков и т.д. Постоянные поновления делают икону/сакральный предмет как бы вечно актуальной — вне времени, вне авторства, аналогично процессу социального «обживания» этих народных объектов. Каждое поколение пользователей награждает их своим набором функциональных значений, соответствующим образом изменяя их первоначальный вид» 1 («Иконос. Опыт интерпретации», Михаил Дмитриев).
«Магическое бытие образов сакрального открывается именно на обочине внимания, оно дарит шок соприкосновения с ее суггестивными знаками при контакте с самым обыденным миром, в реалиях абсолютно знакомого и очевидного, как, например, бетонный забор на тихой московской улице, чудом претворенный в мрамор, в старую фреску Помпей, где проступают контуры римских пиний и Эйфелева башня» (Виталий Пацюков «Валерий Кошляков: архив культуры как живопись» Из каталога «Валерий Кошляков. Живопись / Инсталляции», Музей современного искусства PERMM, 2010 2).

Стены

Стены – проект Валерия Кошлякова, реализованный им в 1997 году.
«Завораживающий, но смертельно опасный танец на краю пропасти, гибельное кружение на грани распада — возможно, именно осознание катастрофичной деконструкции в эти годы побуждает Кошлякова вынести свои художественные фантазии на пустые стены домов городских окраин. Так возникает его «стрит-арт», образы великих цивилизаций посреди городского хаоса и смуты, изображения греко-римских изваяний на улицах Москвы 1996–1997 годов из серии «Полигимния», небольшие росписи из серии «Стены» (1997) на облупленных стенах домов в Москве и Штутгарте». Но и в этом случае художник бесстрашно помещает многозначные изображения в грубую и постороннюю для искусства среду, что не имеет ничего общего с современными граффити, которые во многих западных городах уже превратились в элемент архитектурного декора и стоят в одном ряду с музыкой хип-хопа в разнородном культурном замесе неблагополучных окраин. Кошлякова же, напротив, привлекает безразличие этой среды и ее обитателей, их равнодушие к окружающему, их погруженность в духовную спячку, рассеянность мысли без воспоминаний о прошлом и без планов на будущее 3 («Валерий Кошляков», Данило Эккер).

Скотч

Скотч, или клейкая лента - применяемая в быту и на производстве плёночная лента с клеевым покрытием, технологически использующая физическое явление адгезии. Выпускается, как правило, в форме рулона с внешней неклеевой поверхностью, гораздо реже — с двусторонним нанесением клея. Используется для склеивания предметов вместе, а также защитного или декоративного покрытия предметов. «Скотч» является товарным знаком компании 3M, однако в русском языке это слово стало именем нарицательным и обозначает клейкую ленту вообще 4.
«Использование скотча вместо живописи может выглядеть как проявление культуры трэша. Это современный материал – сильный, новый, бедный, что сближает его с мазком кисти. Но использование скотча интригует куда сильнее, чем работа кистью, особенно из-за возникающих ограничений: хроматическая палитра, форма, стыки и т.д.» (из разговора Валерия Кошлякова с Данило Эккером).

  1. Каталог музея, с. 152.
  2. Каталог музея, с. 260.
  3. Каталог музея, с. 16.
  4. Википедия