Э - Музей русского импрессионизма

Э

Элизии

Элизия (от лат. ēlīsiō «выдавливание», «выталкивание») в лингвистике — отпадение звука (гласного, согласного или слога) в слове или фразе с целью облегчения произношения для говорящего. Иногда звуки могут быть опущены с целью улучшения благозвучия. Как правило, элизия непреднамерена, но может быть и умышленной. Субъективно это воспринимается как «невнятное произношение» или как «пропущенный звук». В качестве примера осмысленной элизии можно привести латинскую поэзию, где она использовалась как стилистическое средство. В некоторых случаях, например, когда одно слово оканчивается на гласную и последующее начинается также на гласную, в результате элизии слова могут объединяться 1.
«Развитие жанра фэнтези представлено в истории любой культуры в большом разнообразии. А в проекте «Элизии» я исследовал местный, национальный (этнический) характер, но уже с новой историей. Только вместо ранее использованных мною античных благородных руин я взял идею утопий, оформленную смешанной, безордерной архитектурой. Я перенес ее в пространство русских пейзажей с добавлением к ним культурных памятников национальной истории. Любые попытки найти свою форму в искусстве всегда отбрасывают русского художника всех поколений к драматике национальной истории, которую он глубоко переживает» (Валерий Кошляков) 2.
«Название проекта — “Элизии” — следы исчезновений. Описание небытия и мест обитания знакомых нам, отжитых образов. Руины и сон, представленные в жанре помпейских фантасмагорий, но только вместо античной обожествленной природы выступает природа человеческая. Это пространства городов, архитектура различных зданий» 3.
В Музее русского импрессионизма главной картиной становится работа, находящаяся в "Ритуальном пространстве № 2" под названием "Элизиум" или "Пролетарский Элизиум". Это мифическое видение, коллаж из образов, в котором сосредоточена ностальгия по ушедшей великой классике, очищенной от идеологии. Здесь остались лишь руины, изящные силуэты, словно образы советских построек сошли с гравюр Пиранези.

Эстетика

«Он остро переживает потерю зрителя, превращение его в покупателя — для него болезненна эта смена парадигм, за которой он видит утрату критериев мастерства и настаивает на «бедной эстетике» как на национальном качестве. Через эту эстетику утрата осознается и становится этикой, когда Кошляков говорит, что «занимается чистой страшной категорией, которая недоступна человеку — трагедией умирания, угасания; неважно — греческие руины или советская личная жизнь, все превращается в прах. Произведения — плакальщики в этой трагедии» » 4 (Александр Евангели «Трудная вещь»).

  1. Википедия
  2. Каталог музея, с. 214.
  3. Сноб.
  4. Александр Евангели: Трудная вещь